Русские душевладельцы.

Нам всё-таки предстоит разобраться, почему же Белинский назвал «Евгения Онегина» энциклопедией русской жизни. Современная русская жизнь, на первый взгляд, сильно отличается от русской жизни конца XVII — начала XIX века. Казалось бы, и что нам до той давно ушедшей эпохи? Оставим её историкам и людям интересующимся…  Э, нет! С пониманием деталей бытия начала XIX века приходит осознание, что у той русской жизни и у нашей очень много общего. Даже слишком много. Чувствуешь, будто находишься в театре, где с новыми декорациями уже 200 лет играют одну и ту же пьесу.

Самый популярный глагол.

1023500-i_028
Денис Фонвизин

Ещё в 1786г. в «Придворной грамматике» Денис Иванович Фонвизин писал:

Как у двора, так и в столице никто без долгу не живет, для того чаще всех спрягается глагол: быть должным. (Для примера прилагается здесь спряжение настоящего времени чаще всех употребительнейшего):

Настоящее: Я должен. Мы должны. Ты должен. Вы должны. Он должен. Они должны.

Вопр. Спрягается ли сей глагол в прошедшем времени?
Отв. Весьма редко: ибо никто долгов своих не платит.
Вопр. А в будущем?
Отв. В будущем спряжение сего глагола употребительно: ибо само собою разумеется, что всякий непременно в долгу будет, если еще не есть.

133378229192b
Картинная галерея во дворце А.С. Строганова. Строганов, по шутливой ремарке  Екатерины II, «магнат, который старается весь век разориться, но не может».

tailcoat-male-14От долгов страдали все. Даже богатейшие вельможи, как и нынче получающие огромные блага от правительства, жаловались на бесконечные долги. До конца 30-х годов XIX столетия русские дворяне, от мелкопоместных до чудовищно богатых не расходы подвёрстывают под доход, а наоборот  — стараются доход подверстать под расходы. Юрий Михайлович Лотман в «Комментарии к «Евгению Онегину» приводит прелюбопытный разговор трёх богатейших людей России  — графа Фёдора Васильевича Ростопчина, вице-канцлера Александра Михайловича Голицина и графа Николая Николаевича Головина:

«Жить, говорили, по доходам невозможно. Подражание и уравнение гонят вперёд. Вы увидите подле себя человека с маленьким состоянием в таком же сукне, какое на вас. Не все имеют доходы, сколько им надобно. Не всякий подымает их по расходам!«

В стихотворении «К Вельможе» (1830г.) Пушкин с некоторой ностальгией отметит:

Едва опомнились младые поколенья.
Жестоких опытов сбирая поздний плод,
Они торопятся с расходом свесть приход.

vihod-v-svetИмения закладывали и перезакладывали. Екатерининская эпоха задала новый стиль истинно дворянского поведения  — «жить не по средствам». Столичное дворянство почти всё поголовно было в  долгах, что значительно реже случалось с помещиками мелкопоместными, не выезжавшими вовсе из деревни. Столица, как и в наши дни, являла собой гонку за роскошью. Дворяне занимали и занимали. Многие не стеснялись давать деньги под проценты, если точнее — под 12% годовых. Эти «кредиты» образовывали частные долги. В 1786г. Екатерина II переименовывает Елизаветинский «Дворянский банк» в «Государственный заёмный банк для дворян и городов». Заемному банку предполагалось предоставить 22 млн. руб. для выдачи ссуд дворянам и ощутимо меньше — 11 млн. руб. —  для кредитования городов. Дворяне примчались брать ссуды еще до официального открытия банка:

«От дворян принимать деревни, полагая 40р. за душу <…> Дворяне закладывают имения на 20 лет по 5%, а 3% идёт на уплату капитала, итого 8%».

Проживать средства, полученные при закладе и перезакладе имения и назвалось «жить долгами». Если имение перезакладывалось, то проценты удваивались. Мало кто заботился на полученные средства улучшать экономику владений. Деньги шли на балы, наряды и предметы роскоши для столичных квартир и домов.

993a08a53c8d5b678ec678e8eb560ef9
Бал у княгини Барятинской. Акварель Григория Гагарина. 1834г.

Служив отлично-благородно,
Долгами жил его отец,
Давал три бала ежегодно
И промотался наконец.

Давать три бала ежегодно  — удовольствие очень дорогостоящее, тем более, в случае, когда в доме нет дочерей-невест. И как следствие:

wx1080
Рейф Файнс в роли Онегина

Отец его тогда скончался.
Перед Онегиным собрался
Заимодавцев жадный полк.
У каждого свой ум и толк:
Евгений, тяжбы ненавидя,
Довольный жребием своим,
Наследство предоставил им,
Большой потери в том не видя
Иль предузнав издалека
Кончину дяди старика.

n-_golovin_by_ritt
Николай Головин

Наследник мог вступить в наследство, но в этом случае он принимал на себя обязательства по долгам. Родовые имения наследники имели право выкупать на льготных условиях. Можно было и отказаться, предоставив кредиторам разбираться между собой, что и сделал Онегин с отцовским наследством. Также и поступили родственники упомянутого выше графа Николая Николаевича Головина, отказавшись принять в наследство его некогда славное имение Воротынец.

У самого Пушкина ситуация была ничуть не лучше. В 1837г. проданное за долги Михайловское выкупит  для передачи наследникам назначенная императором опека.

Искусство шикарной молодости без денег.

2850004_originalМолодым франтоватым дворянам очень легко давали в долг все вокруг. (Во второй половине жизни по негласному  правилу от долгов следовало освобождаться). Это сейчас занять вы можете только в банке, или у частного лица. Тогда в долг можно было ходить в ресторан, нанимать квартиру, шить наряды у портных и посылать за продуктами в лавки. В расчёте на будущие доходы. По свидетельству Юрия Лотмана брат Пушкина Лёвушка умудрялся жить в Петербурге без копейки денег. Он наделал долгов в ресторане на 260 рублей (это полугодовой доход мелкого чиновника), снимал квартиру в доме Энгельгардта за 1330 рублей в год, дарил подарки и поигрывал в карты (Долги были оплачены Александром Сергеевичем).

Блажен, кто смолоду был молод,
Блажен, кто вовремя созрел,
Кто постепенно жизни холод
С летами вытерпеть умел;
Кто странным снам не предавался,
Кто черни светской не чуждался,
Кто в двадцать лет был франт иль хват,
А в тридцать выгодно женат;
Кто в пятьдесят освободился
От частных и других долгов,
Кто славы, денег и чинов
Спокойно в очередь добился,
О ком твердили целый век:
N. N. прекрасный человек.

89050_600
Дом Энгельгардта, где нанимал квартиру безденежный Лев Пушкин

Скучная экономика и «душевные» привязанности.

Любой внимательный и даже не очень  читатель задастся вопросом: «А никто не пробовал повысить, как бы сказали сейчас, экономическую эффективность имений?»

mikhajlovskoe
Михайловское

Сам Пушкин по свидетельствам современников не очень старался на этой ниве. Мы уже писали об этом. Некоторые старались в традиционном русском стиле: пытались разбогатеть не с оборота а с цены, наваливая всё больше обязательств на собственных крестьян. Умение выжимать деньги с крестьян — вот вершина помещичьего искусства в понимании большинства русских бар. Однако и наиболее смекалистые мужички становились хитрее, утаивая от барина истинные свои доходы. (Оборотистых крестьян в начале XIXв. появилось достаточно много). Об управляющих, обирающих роскошно живущих в столицах помещиков, и говорить не приходится.

the-old-man-farmer-1825
Старик крестьянин. Василий Тропинин 1825г.

Вот что воистину до глубины души волновало подавляющее большинство дворян — это количество душ в собственности. И тут дело было не в увеличении подушного дохода. Дело было в социальном статусе и возможности взять кредит. Чем больше душ, тем больше будут уважать в свете и больше дадут денег в кредит в случае чего. (Тут мы, конечно, все вспомнили афериста Чичикова). Первое — важнее. В России чётко была выстроена не только иерархия чинов, но и иерархия душевладения. Крупнопоместным дворянином считался помещик, владеющий тысячью и более душ.

У Лотмана есть очень показательный пример наличия этой иерархии. В начале XIXв. в Костромской губернии проживал влиятельный вельможа Шипов, прозванный «солигаличским императором», и было у этого вельможи три формулы обращения с разными лицами:

Дворянам, у которых было во владении более двухсот душ, он протягивал руку и говорил сладчайшим голосом: «Как Вы поживаете, почтеннейшей Мартимьян Прокофьевич?». Дворянам, которые были хозяевами от 80 до 200 душ, он делал только лёгкий поклон и говорил голосом сладким, но не сладчайшим: «Здоровы ли Вы, мой почтеннейший Иван Иванович?» Всем остальным, имевшим менее 80 душ, он кивал головой и говорил просто голосом приятным: «Здравствуйте, мой любезнейший».

Иногда привязанность к количеству душ доходила и вовсе до абсурда. Случалось, что разбогатевшие крестьяне предлагали гигантские суммы за свободу. Их не отпускали, узнав о деньгах, а старались обобрать, облагая новыми повинностями. Ничем хорошим это не заканчивалось. Просто лучше стали прятать доходец.

Чудаки-англоманы и видные хозяйственники.

269672
А. Венецианов. Гумно. 1821г.

Находились среди дворян и те, кто стремился, говоря современным языком, к инновационным методам хозяйствования. Были и такие. Самым знаменитыми были Ростопчин и Полторацкий.

09rostopch
О. Кипренский. Портрет Ф.В. Ростопчина

Да-да, тот самый Фёдор Васильевич Ростопчин, который вначале нашего повествования дискутировал о житии не по средствам. Он завёз из Англии плуг и овец, с севера России — быков и коров. Сеял американские сорта пшеницы и овса, удобряя поля. Создал собственную ростопчинскую породу лошадей. В 1806г. Ростопчин выпустил брошюру «Плуг и соха», объяснявшую, что не все западные новшества применимы в России, а «отцы наши не глупее нас были». Французов граф ненавидел люто. Но ирония заключалась в том, что отпрыск эффективного хозяйственника настойчиво кутил в ненавистном отцом Париже, и батюшка вынужден был уплатить долги. Дочь сделалась писательницей, вышла замуж во Франции и писала  под  именем  «графиня де Сегюр», предварительно перейдя вместе с маменькой в католичество.

301926_html_7a67696a_large
Д.М. Полторацкий

Ещё одним видным передовым помещиком был Дмитрий Маркович Полторацкий, родственник Анны Петровны Керн. Западник, сторонник передовых методов возделывания земель. С ним-то и не поделил плуг и соху Ростопчин, и оба попали в басню Крылова «Огородник и философ». Дискуссии на тему сельского хозяйства вызывали, скорее, подтрунивание, нежели серьёзный отклик. Такие помещики казались чудаками. К слову сказать, государи навещали и того, и другого, но почти исключительно из интереса к лошадям, а вовсе не к не экономическим чудесам.

visit_item_201_2677_706652
Усадьба Полторацких Авчурино

Русский путь и французские гувернёры, житие не по средствам, крепостничество и любовь к свободе, прозелитизм и лютое православие, плуг и соха,  — всё это было намешано в одном бурлящем  котле, именуемом русским дворянством, которое мы попытаемся понять спустя 200 лет и стать чуть ближе к Пушкину.