Что общего между Пушкиным, Батлером и Фицджеральдом?

6945ea621abaeaf04a035ed7a53e212a27 мая 1922г. в журнале «Colliers» впервые опубликован рассказ Фрэнсиса Скотта Фицджеральда «Загадочная история Бенджамина Баттона». Эта небольшая история, которая позже вошла в сборник «Сказки эпохи джаза», приобрела массовую известность после  одноимённого фильма Дэвида Финчера с Брэдом Питтом и Кейт Бланшет в главных ролях (2008г.).

В книге главный герой —  Бенджамин Баттон  — родился в 1880г. в облике семидесятилетнего старика, который самым удивительным образом начинает молодеть. Прожитая от старости к молодости жизнь заканчивается тем, что он становится грудным ребенком, начисто забывшим своё прошлое, и умирает на руках няни.

В предисловии к одному из изданий Фицджеральд написал, что уже после публикации рассказа он неожиданно наткнулся на идентичную историю, изложенную в записных книжках Сэмюэля Батлера, английского писателя и художника викторианской эпохи.

440px-Roda_Roda_1907_Th._Mayerhofer
А. Рода Рода

С похожим сюжетом была ещё и история австрийского писателя Александры Роды Роды (Шандора Розенфельда) Die sieben Leidenschafte, опубликованная в Вене в 1921г. «Antonius de Padua Findling», но о ней Фицджеральд, может быть, и не знал. Возможно, на создание рассказа его натолкнула цитата Марка Твена:

«Жизнь была бы куда лучше, если бы мы рождались в возрасте 80 лет и постепенно приближались к своему восемнадцатилетию».

А теперь мы ответим на явно напрашивающийся вопрос: «А причём здесь Пушкин?». Собственно впервые в литературе этот сюжет мы находим у совсем ещё юного поэта. 10 декабря 1815г. лицеист Александр Пушкин делает в дневнике такую запись:

«Вчера написал я третью главу «Фатама, или разума человеческого: Право естественное». Читал её С.С.  и вечером с товарищами тушил свечки и лампы в зале. Прекрасное занятие для философа! Поутру читал «Жизнь Вольтера».

originalПавел Васильевич Анненков в материалах к биографии Пушкина писал, что некоторые из товарищей поэта ещё помнили содержание романа «Фатама», написанного по образцу сказок Вольтера.

«Дело в нём шло о двух стариках, моливших небо даровать им сына, жизнь которого была бы исполнена всех возможных благ. Добрая фея возвещает им, что у них родится сын, который в самый день рождения достигнет возмужалости и, вслед за этим, почестей, богатства и славы. Старики радуются, но фея полагает условие, говоря, что естественный порядок вещей может быть нарушен, но не уничтожен совершенно: волшебный сын их будет с годами терять свои блага и нисходить к прежнему своему состоянию, переживая вместе с тем года юношества, отрочества и младенчества до тех пор, пока снова очутится в руках их беспомощным ребёнком. Моральная сторона сказки состояла в том, что изменение натурального хода вещей никогда не может быть к лучшему».

Сказка была уничтожена автором и собрать почти ничего, кроме воспоминаний современников не удалось. А жаль… Нет сомнения, что, не сожги её самокритичный Пушкин, история эта со временем могла бы стать лучшим воплощением сюжета о ребёнке-старике.