Мышонок в сметане под хреном в домике Нащокина.

a8f9860ad200f15ee1a2e15a5dc352b9
Павел Нащокин

Павел Воинович — потомок боярина Дмитрия Нащоки в 14-м колене — родился 8 декабря 1801г. в богатом семействе. Великолепный рассказчик, он поведал Пушкину живописные картины своего детства в доме отца, собравшегося однажды ехать в Петербург:

На дворе собирается огромный обоз. Крыльцо усеяно народом, гусарами, егерями, ливрейными лакеями, карликами, арапами, отставными майорами в старинных мундирах и проч. Отец мой между ими в зеленом плаще. Одноколка подана. Меня приносят к отцу с ним проститься. Он хочет взять меня с собою. Я плачу: жаль расстаться с нянею… Отец с досадой меня отталкивает, садится в одноколку, выезжает; за ним едет весь обоз; двор пустеет, челядь расходится.  Впереди на рослой испанской лошади ехал поляк Куликовский с валторною должность его в доме состояла в том, что в базарные дни обязан он был выезжать на верблюде и показывать мужикам волшебный фонарь. За ним ехала одноколка отца моего, за одноколкою — двухместная карета на случай дождя; под козлами находилось место любимого его шута Ивана Степаныча. Вслед тянулись кареты, наполненные нами, нашими мадамами, учителями и проч. За ними ехала решетчатая фура с дураками, арапами, карлами, всего 13 человек. За нею точно такая же фура с больными борзыми собаками.

Асенкова
Варвара Асенкова

В Нащокине барские причуды отцов из века XVIII преобразовались в причуды века ХIХ. Добрейшей души человек, он безудержно сорил деньгами. Старожил  В.В. Толбин вспоминал, что «он покупал всё, что попадало ему на глаза и останавливало чем-нибудь его внимание: мраморные вазы, китайские безделушки, фарфор, бронзу, — что ни попало и сколько бы ни стоило; однажды за маленький огарок, перед которым Асенкова учила свою лучшую роль, он заплатил её горничной шальную цену и обделал в серебряный футляр, который вскоре подарил кому-то из знакомых».

Вместе с тем, необузданное транжирство, репутация прожигателя жизни  — вивера и повесы, соединялись в Павле Воиновиче с необыкновенным добродушием,  чистой совестью, сердечностью и благородством души. 

0_12acbd_125d7618_XXXL
Красный Кабачок на Птергофской дороге

Он учился вместе с братом Пушкина Львом в Пансионе при Лицее. Дружба с поэтом началась в молодости и продлилась до самой смерти Александра Сергеевича.  В молодости они вместе повесничали. Вот к примеру: Пушкин с приятелями Нащокина дрался с немцами в известном загородном ресторане «Красный кабачок». Много лет спустя, 18 мая 1836г., он писал жене об этой ресторанной баталии: «Разве в наше время, когда мы били немцев в Красном кабачке, и нам не доставалось, и немцы получали тычки сложа руки?» На время южной ссылки сношения Пушкина с Нащокиным практически прерываются. Они встретились снова в сентябре 1826г. в Москве. Нащокин сделался значительно беднее, его мать, умершая 20 августа 1828г. не оставила ему ничего. Но Павел Воинович не унывал и продолжал жить на широкую ногу, делая долги. В.В. Толбин писал: «С ним было близко всё, что считалось в двадцатых годах лучшего и замечательного в художественном, артистическом и музыкальном мире». Именно в двадцатые годы зарождается подлинная многолетняя сердечная дружба Пушкина и Нащокина. Приезжая в Москву, Александр Сергеевич, как правило останавливается у Нащокина, с ним он советуется, когда собирается жениться на Гончаровой, а в 1833г. Павел Воинович приезжает в Петербург специально, чтобы стать крестным отцом старшего сына Пушкина —  Александра.

Приезжая к Нащокину, Пушкин не раз видел одну презабавную вещицу, весьма занимавшую расточительного друга его.

1410174609
Н.И. Подключников. Гостиная в доме Нащокиных в Москве 1840-е

8 сентября 1831г. Пушкин писал жене: «Дом его (помнишь?) отделывается; что за подсвечники, что за сервиз! Он заказал фортепиано, на котором играть можно будет пауку».

Очень часто так бывает, что неспособность людей беречь деньги оставляет потомкам настоящие произведения искусства. Так случилось и с Нащокиным. Ещё в Петербурге Павел Воинович решил построить «домик», который в миниатюре будет в точности повторять фрагменты интерьеров, где Павел Воинович жил сам. Весь свет съезжался посмотреть на это чудо. Казалось бы, ну и что? — Некая более дорогостоящая версия кукольного домика. Дело в том, что все предметы в домике по задумке Нащокина должны быть точными работающими миниатюрными копиями настоящих.

IMG_0152

Крошечную мебель делали на фабрике Гамбса, того самого мебельщика, который посылал Пушкину в Петербурге огромные счета. Первоначальная обстановка насчитывала около 600 миниатюрных предметов.

thm_assets--images--temp_exibitions--naschok_domik--piano_png-500_331

На рояле Фишера можно было играть мелодии. Жена Нащокина — Вера Александровна, прекрасная исполнительница, брала в руки маленькие палочки и наигрывала на маленьком рояльчике мелодии.

Маленькие пистолеты стреляли, а в маленьких самоварах вполне можно было делать чай.

Посуда  была сделана на фарфоровой фабрике А. Попова и была точной копией настоящей. На втором этаже домика был танцевальный зал, посередине которого стоял стол, сервированный на 60 кувертов. Подлинная модель дома представляла из себя прямоугольный футляр красного дерева с раздвижными зеркалами, так, чтобы зрители могли рассмотреть внутреннее убранство комнат, но до нас она не дошла.

На игрушку свою Павел Воинович потратил огромные деньги. В письме профессору М.П. Погодину в начале 40-х годов  Нащокин, перелагая домик в залог, сообщает Погодину, что истратил на домик 40 тысяч ассигнациями. На эти деньги в те времена можно было купить деревню с крестьянами. Как пишет пушкинист Н.А.Раевский, описание предметов не позволяют сомневаться в корректности суммы, указанной Павлом Воиновичем.

Около 30 сентября 1832г. Пушкин пишет жене:

«У него в домике был пир: подали на стол мышонка в сметане под хреном в виде поросёнка. Жаль не было гостей. По своей духовной домик этот отказывает он тебе».

Наталья Николаевна домик этот так и не получила. Он был заложен и не выкуплен. Как писал П.И. Бартенев: «… жизнь Нащокина состояла из переходов от «разливанного моря» (с постройкой кукольного домика в несколько тысяч рублей) к полной скудости, доходящей до того, что приходилось топить печи мебелью красного дерева. Он прожил несколько больших наследств».

thm_assets--images--temp_exibitions--naschok_domik--akad_jpg-250_154
С.А. Галяшкин и домик Нащокина 1910г.

Домик переходил из рук в руки. В 1910 году художник и коллекционер С.А. Галяшкин выставил в зале Академии художеств миниатюрный нащокинский домик. Какие-то предметы оказались в коллекции П.И.Щукина и потом были переданы Историческому музею. В 1918г. домик был национализирован и хранится во Всероссийском музее А.С. Пушкина в Петербурге.

При подготовке материала использовались материалы с сайта Всероссийского музея А.С. Пушкина на Мойке 12