«Думы цветка и мечты бабочки. Удивительные вести из России». Хрупкий посол Пушкина в Японии.

Во второй половине XIX века Япония прекратила политику изоляции. 7 февраля 1855 года был подписан первый договор о торговле и дружбе между Японией и Россией.  Невиданный, незнакомый мир обрушился на закрытую от иноземцев страну. Ошарашенная Япония начала терпеливо осмысливать и переваривать большой навалившийся на неё мир.

Хотя Пушкин в России практически не издавался с 1837 — 1887 гг. (пока права находились у наследников), в 1883г. в Стране восходящего солнца появляется пушкинская «Капитанская дочка» в переводе Такасу Дзискэ и называлась эта книжка так: «Думы цветка и мечты бабочки. Удивительные вести из России». От «Капитанской дочки» мало что осталось… Но тем не менее, это была первая русская книжка, попавшая в Японию. Иллюстрации для издания выполнил известный японский художник Цукиоки Ёситоси.

fullsizeoutput_55f
Цукиоки Ёситоси. Иллюстрация к «Капитанской дочке»

На картинке, к слову сказать, изображена Екатерина Вторая за чтением прошения Маши. Когда в моду вошло всё английское, в следующем издании Гринёв превратился в Джона Смита, а Маша — в Мари. Книжка называлась «Жизнь Смита и Мари. Любовная история в России». Пугачёв мыслился японцами курчавым африканцем с пухлыми губами, а Петруша Гринёв представал французским генералом, увешанным орденами.

Льву Толстому тоже досталось. Роман «Война и мир» в первых японских переводах звучал так: «Плачущие цветы и скорбящие ивы. Прах кровавых битв в Северной Европе». Видимо, волнения и метания непонятных европейцев можно было объяснить лишь через более понятную японцу природу.

Новый Пушкин плывёт в Японию.

Он отправляется в своё длинное путешествие 13 февраля 1922г. вместе с хрупкой русской художницей-авангардисткой Варварой Бубновой. Ревель, Лондон, Ливерпуль, Гибралтар, Индия, Шанхай, —  пятьдесят два дня пути. Варвара ехала к своей сестре Анне Оно, вышедшей замуж за японца и принявшей все обычаи этой удивительной страны.

fullsizeoutput_560
Варвара Дмитриевна Бубнова. 1923г.

Варвара остаётся в Токио и много работает как художник, сочетая в своём искусстве традиции русские и, как губка, впитывая японские. Ей очень хотелось иметь мастерскую, а на это требовались деньги.

Выход нашёлся. Среди её знакомых был профессор Ясуги Садатоси, пожилой доброжелательный японец, поразивший молодую художницу знанием русского языка. Профессор Ясуги много лет возглавлял отделение русского языка Токийского государственного университета иностранных языков. Его  называли отцом русского языка в Японии. Он-то и предложил Варваре стать преподавателем русского языка и литературы на филологическом факультете университета Васэда.

История русского языка в Японии берёт начало в 1808г., когда сёгунат приказал видному учёному того времени астроному Такахаси Кагэясу самому изучить русский язык и подготовить учеников, чтобы читать важные документы. Это случилось после приезда в 1792г. командира русского корабля «Екатерина» Адама Лаксмана, который передал японцам документы, пытаясь наладить с ними торговые контакты. Бумаги были написаны на русском и маньчжурском языках. Японцы ничего не поняли. Такахаси Кагэясу основал школу, которая со временем переросла в Токийский государственный университет иностранных языков.

scan00142

Русское отделение университета Васэда работало лишь с 1920г. В сентябре 1924г. Варвара Бубнова начала работу в университете.

С 1888г. в Японии появляются качественные переводы русской литературы. Тургенев, Толстой, Чехов и Достоевский становятся любимыми писателями многих японцев. Антивоенная позиция Толстого в русско-японской войне нашла живейший отклик в сердцах японских интеллигентов-пацифистов. К 1910г русская литература была чрезвычайно популярна в Японии и к 20-м годам прошлого века была повсеместно известна. Но это касалось только прозы.

«Бесподобный по своей поэтичности роман «Евгений Онегин» в японском переводе, как говорят, очень точном, кажется японскому читателю скучным, и высокая оценка его нами, русскими — непонятной, писала с огорчением Варвара Дмитриевна. — Пушкинский язык так связан с его содержанием, что для не знающего русский язык Пушкин не раскрывается во всей полноте.»

Интерес японцев к Пушкину подогрел Толстой, бесспорный  авторитет для японцев, давший поэту высочайшую оценку. Под влиянием Льва Николаевича японский писатель и поэт Симадзики Тосон написал эссе под названием «Именно Пушкин наш учитель» — «Пусикин косо варэ-варэ-но кёси дэ ару».

Иоэнэкава Масао  — один из первых переводчиков «Евгения Онегина», который впоследствии перевёл всего Достоевского, отмечал, что ещё никогда в жизни не испытывал таких трудностей в переводе, как с Пушкиным. Другой переводчик, Икэда Кэнтаро, перевёл «Онегина» в прозе. «Может быть, это насилие над Пушкиным, — писал он, — но я думаю, что такой подход тоже возможен».

Варвара Дмитриевна ещё не была уверена, что можно научить иностранца понимать поэзию Пушкина, но она очень этого хотела. Кимура — известный русист, вспоминал, как однажды они с Варварой Дмитриевной поехали на поезде в гости к Масао. Она велела ему взять томик «Онегина». Как только поезд тронулся, она достала из сумочки свой экземпляр. Она читала одну строчку, а Кимура должен был читать следующую, и так всю дорогу. В 1937г. к столетию гибели поэта вышла книга лирики Пушкина в переводе Уэды Сусумы. Варвара Дмитриевна иллюстрирует издание.

fullsizeoutput_562
Иллюстрация к стихотворению «Анчар»
fullsizeoutput_563
Иллюстрация к стихотворению «Зимний вечер»

Варвара Дмитриевна просто не могла не любить Пушкина. Она была родом из семьи Вульфов, с которой был дружен Пушкин. Александр Сергеевич дружил с Тригорскими барышнями Анной и Евпраксией Вульф, их братом Алексеем и их матушкой Прасковьей Александровной. Анна Керн тоже была из рода Вульфов и родилась в доме своего деда Ивана Петровича Вульфа, орловского губернатора.

Варвара Дмитриевна иллюстрировала в Японии «Евгения Онегина», «Пиковую даму», «Каменного гостя», «Медного всадника», «Сказку о царе Салтане», «Моцарта и Сальери», «Гробовщика».

fullsizeoutput_564
иллюстрация к «Пиковой даме»
fullsizeoutput_567
Иллюстрация к «Гробовщику»
fullsizeoutput_568
Иллюстрация к «Гробовщику»
fullsizeoutput_56b
Иллюстрация к «Гробовщику»
fullsizeoutput_569
иллюстрация к «Гробовщику»
fullsizeoutput_56a
иллюстрация к «Гробовщику»

В 1958г. Варваре Бубновой 72 года. Она возвращается на родину и живёт в Абхазии. Тридцать шесть лет Варвара Бубнова была настоящим послом Пушкина в открывшейся миру удивительной Японии.