«Страшная неделя», подблюдные песни и петухи-пророки.

Святки символизируют двенадцать месяцев наступившего года и делятся на две половины. «Святые вечера» длятся одну неделю со дня Рождества, а в остальные дни до Крещения идут «страшные вечера».

15034849_petuh

В русском крестьянском быту святки — самый весёлый и шумный праздник, отчасти напоминающий более знакомый современной детворе Halloween. На святки ряженые ходили по домам, устраивались маскарады, ложные похищения. Они шутейно похищали какой-нибудь предмет, но потом непременно возвращали его. В одной газете, помнится, довелось прочитать, что уже в советское время в деревнях случались святочные похищения тракторов. Они ещё и проказничали, например, запирая ворота снаружи. Пушкин пропускает в «Евгении Онегине» гуляния ряженых и останавливается на  самом интересном занятии в это время — гадании.

emelyanov_podblyudny

Настали святки. То-то радость!
Гадает ветреная младость,
Которой ничего не жаль,
Перед которой жизни даль
Лежит светла, необозрима;
Гадает старость сквозь очки
У гробовой своей доски,
Все потеряв невозвратимо;
И все равно: надежда им
Лжет детским лепетом своим.

Святки связывали с обилием детей и семейным счастьем, поэтому считалось, что самое время узнать суженых. Гадания проводили как раз в «страшную неделю».

563356_original

Одно из самых известных гаданий — гадание на блюде, сопровождаемое подблюдными песнями. Являлась почётная сваха со скатертью и накрывала стол. Старшая нянюшка приносила блюдо с водой и ставила на стол. Участники гадания снимали украшения и загадывали свою судьбу. Сваха накрывала блюдо скатертью-столешником и гордо усаживалась в середине стола. Нянюшки клали на столешник три уголька и маленькие кусочки хлеба. Сваха запевала песню «Хлеба да соли». Все участники пели с ней. Потом гости клали в блюдо свои украшения. Оно снова закрывалось и начинали петь подблюдные песни. С окончанием песни сваха трясла блюдо. Каждая песня имела своё значение: скорое замужество, богатство, исполнение желания, несчастье, смерть, болезни и т.п. Судя по всему, после каждой песни из блюда доставалась вещица, и делалось предсказание. Причём, содержание песни было совершенно не прямолинейно. Вот, например, песня, предвещавшая смерть:

У Спаса в Чигасах за Яузою,
Слава!
Живут мужики богатые,
Слава!
Гребут золото лопатами,
Слава!
Чисто серебро лукошками.
Слава!

Гадали также на воск и растопленный свинец. У Лариных тоже гадают:

Татьяна любопытным взором
На воск потопленный глядит:
Он чудно вылитым узором
Ей что-то чудное гласит;
Из блюда, полного водою,
Выходят кольцы чередою;
И вынулось колечко ей
Под песенку старинных дней:
«Там мужички-то всё богаты,
Гребут лопатой серебро;
Кому поем, тому добро
И слава!» Но сулит утраты
Сей песни жалостный напев;
Милей кошурка сердцу дев.

А вот «кошурка» предвещала замужество.

Кот кошурку
Звал спать в печурку:
«У печурке спать
Тепло, хорошо».

Диво ули ляду!
Кому спели,
Тому добро.

Были ещё гадания на петухе. На столе вычерчивали круги. В круги сыпали овёс, землю, ставили блюдце с водой, иногда ставили зеркало. Если петух пойдёт клевать овёс, муж будет богатый. Если петух пойдёт к зеркалу, муж будет гулящий. А уж если к земле пойдёт, жди большой беды.

53510751-3838598-e8305f49

После гаданий на блюде в большой компании девушки начинали кликать суженого под руководством опытных нянюшек.

Морозна ночь, все небо ясно;
Светил небесных дивный хор
Течет так тихо, так согласно…
Татьяна на широкой двор
В открытом платьице выходит,
На месяц зеркало наводит;
Но в темном зеркале одна
Дрожит печальная луна…
Чу… снег хрустит… прохожий; дева
К нему на цыпочках летит,
И голосок ее звучит
Нежней свирельного напева:
Как ваше имя? Смотрит он
И отвечает: Агафон.

Пушкин подшучивает над бедною Татьяной, назвав суженого Агафоном. Но кульминацией страшных гаданий было «гадание на сон». Дело в том, что гадающий должен был предварительно избавиться от всего, что связывало его с крестной силой, — от всех оберегов и нательного креста. Вместе с тем, святки считались временем разгула нечистой силы, призываемой в это время всеми и повсеместно. Гадатель, пусть даже и под надзором опытных нянюшек,  шёл на небывалый риск, оставаясь один на один с нечистью и сознательно отбросив крестную защиту.

imgb-asp

Татьяна, по совету няни
Сбираясь ночью ворожить,
Тихонько приказала в бане
На два прибора стол накрыть;
Но стало страшно вдруг Татьяне…
И я — при мысли о Светлане
Мне стало страшно — так и быть…
С Татьяной нам не ворожить.
Татьяна поясок шелковый
Сняла, разделась и в постель
Легла. Над нею вьется Лель,
А под подушкою пуховой
Девичье зеркало лежит.
Утихло все. Татьяна спит.

Отсылка Пушкина к Светлане — это воспоминание о балладе Жуковского, где героиня гадает на суженого, сидя за столом, накрытым на два прибора. Ровно в полночь к ней явился мёртвый жених.

Пояски считались оберегом, защитой от нечистой силы. Снимали и крест, но Пушкин не мог прямо на это указывать, так как это могло бы вызвать затруднения с цензурой.  Гадание происходит в бане —  в помещении, где нет иконы. Татьяна засыпает, а над нею вьётся Лель — русский эквивалент Амура. Татьяна видит сон о медведе, предвещающий замужество за немилым человеком. Все гадают. Гадают и по сей день.

Петух и подблюдные песни —  для нас уже сложноватые способы. Да и нянюшки повывелись. Как ни причудливы изгибы судьбы, со временем особую популярность приобрело гадание на «Евгении Онегине». Так что у всех есть возможность достойно завершить «страшную неделю».