Михайловский барин.

000026Барин и хозяйство.

«Когда Пушкин приехал в Михайловское, он никакого внимания не обращал на своё сельское и домашнее хозяйство; ему было всё равно, где находились его крепостные и дворовые крестьяне, на его ли работе (барщине) или у себя в деревне. Это было как будто не его хозяйство.

Наш Александр Сергеевич никогда этим не занимался, чтобы слушать доклады приказчика. Всем староста заведывал; а ему, бывало, всё равно, хошь мужик спи, хошь пей; он в эти дела не входил, — вспоминал кучер Пушкина Пётр.

Слова Петра подтверждал и А.Д. Скоропост, заштатный псаломщик святогорского монастыря: «В свое домашнее хозяйство он не входил никогда, как будто это не его дело и не он хозяин».

boydeggzozs
Арина Родионовна Яковлева

Барин и нянюшка.

88430_640Иван Пущин вспоминал:

«Было около восьми часов утра. Прибежавшая старуха застала нас в объятиях друг друга в том самом виде, как мы попали в дом: один — почти голый, другой — весь забросанный снегом. Наконец, пробила слеза, мы очнулись. Совестно стало перед этой женщиной, но она всё поняла. Не знаю, за кого приняла меня, только, ничего не спрашивая, бросилась обнимать. Я тотчас догадался, что это его няня, и чуть не задушил её в объятиях.

«Вошли в нянину комнату, где собрались уже швеи. Я тотчас заметил между ними фигурку, резко отличавшуюся от других, не сообщая, однако Пушкину моих заключений. <…> Впрочем, он тотчас прозрел мою шаловливую мысль , улыбнулся значительно».

Среди молодой своей команды няня разгуливала важно с чулком в руках. Мы полюбовались работами, побалагурили и возвратились восвояси.

18305
Ю.М. Непринцев «Пушкин и няня»

«Он всё с Ариной Родионовной, коли дома. Чуть встанет утром, уже бежит её глядеть: «здорова ли мама?» Он её всё мама называл. А оне ему , бывало, эдак нараспев (она ведь из Гатчины у них взята, с Суйды, там эдак все певком говорят): «Батюшка, ты, за что ты меня всё мамой зовёшь, какая я тебе мать?» — «Разумеется, ты мне мать: не то мать, что родила, а то, что своим молоком вскормила». И уж чуть старуха занеможет там что ли, он всё за ней!» — вспоминал К.Я. Тимофеев. (Арина Родионовна не была кормилицей Пушкина — АСП Жив).

Барин на прогулке.

290082180
Валентин Серов «Пушкин на прогулке» 1899г.

Его можно было видеть гулявшим по дороге около деревень, или в лесу. Бывало, возьмёт свою палку и кинет вперёд, дойдёт до неё, поднимет и опять бросит вперёд. Так и шёл до самого дома. Он всегда любил ходить пешком, и очень редко его можно было видеть ехавшим в экипаже. Больше же его можно было видеть гулявшим в одиночестве, в крестьянские избы он никогда не заходил, но любил иногда разговаривать с местными крестьянами», — вспоминал местный крестьянин Афанасий из села Гайки.

Пушкин сказывал Нащокину, что сцену у фонтана (из «Бориса Годунова» — АСП Жив) он сочинил едучи куда-то на лошади верхом. Приехав домой, он не нашёл пера, чернила высохли, это его раздосадовало, и сцена была записана не раньше, как недели через три; но в первый раз сочинённая им, она, по собственным его словам, была несравненно прекраснее», — записано у П.И. Бартенева в «Рассказах о Пушкине».

Барин, Байрон и пистолеты.

Палка у него завсегда железная в руках, девять фунтов весу; уйдёт в поля, палку вверх бросает, ловит её на лету. А не то дома вот с утра из пистолетов жарит, в погреб, вот тут за баней, да раз сто эдак и выпалит в утро-то. Охотиться не ходил, всё в цель жарил…

Алексей Вульф вспоминал:

«Чтобы сравняться с Байроном в меткости стрельбы, Пушкин вместе со мною сажал пули в звезду над нашими воротами. Между прочим, надо и то сказать, что Пушкин готовился одно время стреляться с известным так называемым «американцем» Толстым… Где-то в Москве Пушкин встретился с Толстым за карточным столом. Была игра. Толстой передёрнул. Пушкин заметил ему это. «Да я сам это знаю, — отвечал ему Толстой, но не люблю, чтоб мне это замечали». Вследствие этого Пушкин намеревался стреляться с Толстым».

pushkin-duelПушкин всю жизнь упражнялся в стрельбе, и трость, которую он лихо подкидывал и ловил, служила отличным средством для укрепления руки в стрельбе.

«Раз иду я по дороге в Зуево (Михайловское), а он мне навстречу; остановился вдруг ни с того, ни с сего, словно столбняк на него нашёл, ажно я испугался, да в рожь и спрятался, и смотрю: он вдруг почал так громко разговаривать промеж себя на разные голоса, да руками всё так разводит, — совсем как тронувшийся…» — записано со слов крестьянина из Тригорского.

Барин в бане.

banka-v-trigorskom
Баня в Тригорском, где селили Пушкина

Михайловский барин любил баню. Он и зимою купался в бане: завсегда ему была вода в  ванне приготовлена. Утром встанет, пойдёт в баню, прошибёт кулаком лёд в бане, сядет, окатится, да и назад; потом сейчас на лошадь и гоняет тут по лугу; лошадь взмылит и пойдёт к себе.

«Пушкин устроил себе летом кабинет в «бане» и там работал. Когда Пушкин в этой «бане» запирался, слуга не впускал туда никого, ни по какому поводу: никто не смел беспокоить поэта. В эту баню Александр Сергеевич удалялся часто совершенно неожиданно для лиц, с которыми только что беседовал. В барском доме было однажды вечером много гостей: Пушкин с кем-то крупно поговорил, был очень раздражен и вдруг исчез из общества. Кто-то, зная привычки поэта, полюбопытствовал, что он делает, и подкрался к освещённому окну бани. И вот сто он увидел: поэт находился в крайнем волнении, он быстро шагал из угла в угол; подходил к зеркалу, висевшему на стене, и жестикулировал перед зеркалом, сжимая кулаки. Потом вдруг садился к письменному столу, писал несколько минут. Вдруг вскакивал, опять шагал из угла в угол, размахивал руками и хватался за голову», — писал в записках об 11 великих писателях А.Н. Мошин.

Барин и крестьянские дети.

«Жил он один, с господами не вязался, на охоту с ними не ходил, с соседями не бражничал, крестьян любил. И со всеми, бывало, ласково по-хорошему обходился. Ребятишки в летнюю пору насобирают ягод, понесут ему продавать, а он деньги заплатит и ягоды им же отдаст: кушайте, мол, ребятки, сами; деньги всё равно уплачены», — вспоминал Иван Павлов, крестьянин деревни Богомолы.

Барин и пушка. 

«С мужиками он больше любил знаться, но и господа к нему наезжали с барынями,  — тогда фейерверки да ракеты пущали, да огни, — с пушки палили для потехи. Пушка такая для потехи завсегда стояла около ворот, ещё с давнишних пор. Как же дескать: у Пушкиных да без Пушки?» — записано со слов крестьянина Ивана Павлова.

Барин и крестьяночки.

Пушкин — Вяземскому, начало мая 1826г.:

Милый мой Вяземский, ты молчишь, и я молчу; и хорошо делаем — потолкуем когда-нибудь на досуге. Покамест дело не о том. Письмо это тебе вручит очень милая и добрая девушка (О.М. Калашникова -крепостная Пушкиных  -АСП Жив), которую один из твоих друзей неосторожно обрюхатил. Полагаюсь на твое человеколюбие и дружбу. Приюти ее в Москве и дай ей денег, сколько ей понадобится, а потом отправь в Болдино (в мою вотчину, где водятся курицы, петухи и медведи). Ты видишь, что тут есть о чем написать целое послание во вкусе Жуковского о попе; но потомству не нужно знать о наших человеколюбивых подвигах.

При сем с отеческою нежностью прошу тебя позаботиться о будущем малютке, если то будет мальчик. Отсылать его в Воспитательный дом мне не хочется, а нельзя ли его покамест отдать в какую-нибудь деревню — хоть в Остафьево. Милый мой, мне совестно ей-богу… но тут уж не до совести. Прощай, мой ангел, болен ли ты или нет; мы все больны — кто чем. Отвечай же подробно.