Часть V. …Жестокая rivalité. Как «милость царская» сподвигла к войне.

tropinin-portret-pushkina8 сентября 1826г. наш Пушкин возвращается в Москву, возвращается на пике славы, и его тотчас препровождают к царю.

«Цензура не пропускает и самых невинных вещей: она действует крайне нерассудительно», — сказал Пушкин царю (по рассказам А.О. Россета).  — «Ну, так я сам буду твоим цензором, — ответил государь. — Присылай мне всё, что напишешь».

15275
Николай I

Разговор этот, длившийся около двух часов, весьма воодушевил Александра Сергеевича. По воспоминаниям некоторых современников благосклонность царя сделала Пушкина более свободным в разговоре, он распалился, и дело дошло до того, что незаметно для себя он почти сел на стоявший позади него стол. После об этом разговоре с Николаем Павловичем ходила масса баек, но сегодня не они есть предмет нашего рассказа.

Уже 30 сентября Бенкендорф подтвердил Пушкину гарантии царя:

«Сочинений ваших никто рассматривать не будет; на них нет никакой цензуры: государь император сам будет и первым ценителем произведений ваших, и цензором».

yazykov_1jpg
Николай Языков

Читать «Годунова» друзьям Пушкин начал с конца сентября. Воодушевлённый тем, что его цензором будет лично Николай I, Пушкин пишет Николаю Языкову:

«Царь освободил меня от цензуры. Он сам мой цензор. Выгода конечно необъятная. Таким образом Годунова тиснем».

Как заблуждался Пушкин, покажет дальнейшая история. Его знакомый Александр Грибоедов очень правильно заметил в «Горе от ума»: «Минуй нас пуще всех печалей и барский гнев, и барская любовь».

karl_brullov_47
Сергей Соболевский

Ко 2 ноября 1826г. готова писарская копия «Бориса Годунова», а 22 ноября Бенкендорф поставил Пушкину «на вид», что не стоит читать в свете не одобренное высочайше произведение. 29 ноября с оправдательным письмом из Пскова Пушкин направляет Бенкендорфу копию пьесы, пообещав, если успеет, остановить печатание отдельных сцен в журналах. 1 декабря поэт наш пишет Сергею Соболевскому:

«Вот в чём дело: освобождённый от цензуры, я должен, однако ж, прежде чем что-нибудь напечатать, представить оное выше; хотя бы безделицу. Мне уже (очень мило, очень учтиво) вымыли голову».

9 декабря 1826г. Бенкендорф уведомил Пушкина о получении рукописи «Бориса Годунова» царём. И что же царь? — А вот что царь.

«Я очарован слогом письма Пушкина, — пишет он Бенкендорфу, — и мне очень любопытно прочесть его сочинение, велите сделать выписку кому-нибудь верному, чтобы дело не распространялось».

tmpcf6wtf
Александр Бенкендорф

14 декабря 1826г. Бенкендорф сообщил Пушкину лишь текст высочайшей резолюции и выписку с указанием мест, подлежащих исправлению.  Пушкин не знал текста замечаний на «отданную кому-нибудь верному» копию «Годунова». Ознакомившись с «Замечаниями» Бенкендорф написал царю:

«Во всяком случае эта пьеса не годится для сцены, но с немногими изменениями её можно напечатать; если ваше величество прикажете, я её ему верну и сообщу замечания, помеченные в выписке, предупредив, что её копия сохраняется»

Однако царь думал несколько иначе. На первом листе замечаний он написал:

«Я считаю, что цель господина Пушкина была бы выполнена, если б с нужным очищением переделал комедию свою в историческую повесть или роман на подобие Вальтер Скота».

Пушкин получил только выписку из замечаний. 3 января 1827г. он ответил Бенкендорфу:

«…Согласен, что она более сбивается на исторический роман, нежели на трагедию, как государь император изволил заметить. Жалею, что я не в силах уже переделать однажды мною написанное».

fvbulgarin
Фаддей Булгарин

Но Пушкин не знал главного. Не знал, что автором замечаний на «Бориса Годунова» был Булгарин, а вовсе не Николай I. Булгарин своего участия в трудах III Отделения тоже не афишировал. В 1830г. 18 февраля в №21 газеты «Северная Пчела» появится объявление о выходе в свет романа «Дмитрий Самозванец» Фаддея Булгарина. В тот же день Фаддей Венедиктович пишет Пушкину, уговаривая не вступать в войну, и вместе с тем, мягко угрожая:

Милостивый государь,
Александр Сергеевич!
С величайшим удивлением услышал я от Олина, будто вы говорите, что я ограбил вашу трагедию Борис Годунов, переложил ваши стихи в прозу, и взял из вашей трагедии сцены для моего романа! Александр Сергеевич! Поберегите свою славу! Можно ли взводить на меня такие небылицы? Я не читал вашей трагедии, кроме отрывков печатных, а слыхал только о ее составе от читавших, и от вас. в главном, в характере и в действии, сколько могу судить по слышанному, у нас совершенная противоположность. Говорят, что вы хотите напечатать в Литер.<атурной> Газете, что я обокрал вашу трагедию! Что скажет публика? Вы должны будете доказывать. Но признаюсь, мне хочется верить, что Олину приснилось это! Прочтите сперва роман, а после скажите! Он вам послан другим путем. Для меня непостижимо, чтоб в литературе можно было дойти до такой степени! Неужели, обработывая один (т. е. по именам только) предмет, надобно непременно красть у другого? У кого я что выкрал? Как мог я красть по наслышке? — Но я утешаю себя одним, что Олин говорит на обум. Не могу и не хочу верить, чтоб вы это могли думать, для чести вашей и литературы. Я составиµ себе такое понятие об вас, что эту весть причисляю к сказкам и извещаю вас, как о слухе, вредном для вашей репутации.

0_19d3c5_f22a7cc4_xxxl
Антон Дельвиг

Пушкин был лично знаком с Булгариным с 1827г. С 1829г. для литературной общественности уже не секрет, что Булгарин работает с III Отделением. Уважения меж ними не было, но не было и войны. 7 марта 1830г. в «Литературной газете» без подписи появилась отрицательная рецензия Антона Дельвига на «Дмитрия Самозванца». Приписавший её Пушкину Булгарин ответит Пушкину уже 11 марта. Так герои наши перешли к открытым боевым действиям.

 Часть IV. …Жестокая rivalité. 

Часть III. …Жестокая rivalité.

Часть II. …Жестокая rivalité.

Часть I. …Жестокая rivalité.