И это всё о нём. Пушкин о вчерашнем имениннике — Александре I.

c0wqjrqwgaakgp9
Александр I — покровитель изящных искусств. Франция 1809г. (коллекция Эрмитажа)

 

«Эрмитаж» нам любезно напомнил серией замечательных иллюстраций , что вчера был день рождения императора Александра Павловича. Напомнил стихами Пушкина из «19 октября», написанными в 1825г.:

Он человек! им властвует мгновенье.
Он раб молвы, сомнений и страстей;
Простим ему неправое гоненье:
Он взял Париж, он основал лицей.

«Эрмитаж» нашёл самые, скажем так, деликатные строки. В них нет ни переслащенной хвалы, ни переперченной хулы. Между тем,  Пушкин писал об Александре довольно много. Писал диаметрально противоположные вещи. В юности случалось ему слагать и подобострастные хвалебные вирши «на заказ». Вот, например, лицейский труд выпускного года :

 

Тебе, наш храбрый царь, хвала, благодаренье!
Когда полки врагов покрыли отдаленье,
Во броню ополчась, взложив пернатый шлем,
Колена преклонив пред вышним алтарем,
Ты браней меч извлек и клятву дал святую
От ига оградить страну свою родную.

vasiliy_lvovich_pushkin_by_j-vivien
Василий Львович Пушкин

Стихи Пушкина «На возвращение Государя Императора из Парижа в 1815 году», отрывки из которых мы приводим выше, в печати появились лишь в начале 1818 г. В Обществе Любителей Российской Словесности при Московском Университете читывал их дядя поэта Василий Львович Пушкин в заседании этого Общества еще 28 апреля 1817 г.

4Были и другие лицейские стихи 1813г. И их не декламировали в обществах изящной словесности. Эпиграмма «ДВУМ АЛЕКСАНДРАМ ПАВЛОВИЧАМ». Александр Павлович Романов воспет в одном ряду с лицейским гувернёром Александром Павловичем Зерновым:

Романов и Зернов лихой,
Вы сходны меж собою:
Зернов! хромаешь ты ногой,
Романов головою.
Но что, найду ль довольно сил
Сравненье кончить шпицом?
Тот в кухне нос переломил,
А тот под Австерлицем.

Среди посвящённых Александру I стихов есть одно очень любопытное, написанное в форме французской рождественской сказки о рождении Христа.  Есть основания полагать, что Пушкин написал несколько сатирических Ноэлей (Noël), но до нас дошла лишь одна.

Noël

Ура! В Россию скачет
Кочующий деспот.
Спаситель горько плачет,
За ним и весь народ.
Мария в хлопотах спасителя стращает:
«Не плачь, дитя, не плачь, сударь:
Вот бука, бука — русский царь!»
Царь входит и вещает:

«Узнай, народ российский,
Что знает целый мир:
И прусский и австрийский
Я сшил себе мундир.
0 радуйся, народ: я сыт, здоров и тучен;
Меня газетчик прославлял:
Я пил, и ел, и обещал —
И делом не замучен.

Послушайте в прибавку,
Что сделаю потом:
Лаврову дам отставку,
А Соца — в желтый дом;
Закон постановлю на место вам Горголи,
И людям я права людей
По царской милости моей
Отдам из доброй воли».

От радости в постеле
Расплакался дитя:
«Неужто в самом деле?
Неужто не шутя?»
А мать ему: «Бай-бай! закрой свои ты глазки;
Пора уснуть уж наконец,
Послушавши, как царь-отец
Рассказывает сказки».

«И людям я права людей… Отдам из доброй воли». — Имеется в виду речь Александра I в Варшаве при открытии первого сейма Царства Польского 15 марта 1818 г., в которой он обещал «даровать» России конституцию. Эти невыполненные обещания и названы в сатире «сказками».

Интересно, что это стихотворение очень перекликается со сценой народа в Девичьем поле из «Бориса Годунова». Вспомните, — баба с ребёнком очень похожа на Марию из Ноэля. Сцена img_0601эта не будет пропущена цензурой уже при следующем  царе — Николае Павловиче.

Баба
(с ребенком)

Агу! не плачь, не плачь; вот бука, бука
Тебя возьмет! агу, агу!.. не плачь!

В 1825г  по Петербургу расходится новая пушкинская эпиграмма:

<НА АЛЕКСАНДРА I.>

Воспитанный под барабаном,
Наш царь лихим был капитаном:
Под Австерлицем он бежал,
В двенадцатом году дрожал,
Зато был фрунтовой профессор!
Но фрунт герою надоел —
Теперь коллежский он асессор
По части иностранных дел!

c0we-cexgaass4nАвтограф не сохранился. Пушкинисты пишут, что эпиграмма Пушкина ругала Александра I за  потерю престижа в вопросах международной политики, что выразилось в его неудаче на петербургской конференции европейских держав в феврале 1825 г., на которой он оказался единственным монархом.

19 октября 1830г. уже зрелый Пушкин сжигает в Болдино десятую песнь «Онегина». Остались лишь обрывки. Но эти бесценные кусочки дали финальную Пушкинскую оценку Александру Павловичу, который отправил поэта в его первую ссылку. Александр Сергеевич должен был отправиться в Сибирь, но заступничество Карамзина и Жуковского спасло его от этой незавидной участи.

Властитель слабый и лукавый,
Плешивый щеголь, враг труда,
Нечаянно пригретый славой,
Над нами царствовал тогда.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .