Юбилей почти забытого Пушкина велено праздновать во славу России и с размахом.

В 1898г.русский писатель Иван Леонтьев-Щеглов отправился в Святые Горы на могилу Пушкина:

leont-sh
Иван Леонтьев

Сколько затруднений мне тогда пришлось испытать, прежде чем я добрался до могилы Пушкина — ни в Пскове, ни на станции Остров никто не мог мне указать толком настоящей дороги; вдобавок на станции Остров какой-то по виду вполне интеллигентный старик, сидевший в буфете с гимназистом в форме, к которому я обратился по этому поводу, не только ничего не мог объяснить, но все добивался от меня, по какому собственно делу я еду, очевидно, никак не постигая, что путешествие на могилу Пушкина могло быть само по себе целью…

Пушкин порядком подзабыт. И то правда. Только в 1887г., по истечении 50 лет после смерти поэта, когда права на издание его трудов перешли к государству, Пушкина начинают издавать массово. Тиражи раскупаются моментально. Да вот ещё летом 1880г. при большом стечении народа ставят знаменитый памятник Опекушина в Москве.

Музеев Пушкина в России тоже нет. Есть в Париже.

onegin-otto-af1-240x440
Александр Онегин

На улице Мариньян загадочный Александр Фёдорович Онегин — то ли отпрыск августейшей фамилии, то ли нет — размещает уникальную коллекцию пушкинских раритетов, которые ему почему-то массово дарят наследники знакомых Пушкина, в том числе и Павел Жуковский, и потомки Александры Россет. Например, в 1883г. младший Жуковский передал Онегину гигантскую часть архива и библиотеки отца.

В 1898г. принимается решение о праздновании столетия Александра Сергеевича. С размахом! 

При Академии наук создаётся Комиссия по устройству чествования столетия со дня рождения великого русского поэта А. С. Пушкина. Ее председателем становится президент Императорской Академии наук великий князь Константин Константинович – поэт, известный под псевдонимом К. Р., человек, много делавший полезного для русской литературы.

«Надо на славу устроить по всей России истинное всенародное торжество, в котором приняли бы участие все возрасты и сословия без исключения. Полагаю, что Академии следовало бы взять почин празднования в свои руки».3-3-13

«Вторник, 26 января 1899 года. Было заседание Пушкинской подкомиссии, в которой определили печатать портрет Пушкина с гравюры Райта в 100.000 экземпляров, выбить 4 золотых медали, 20 серебряных и 1.500 и 2.000 бронзовых. В отделении русского языка и словесности постановили ходатайствовать перед Министерством финансов об 6 креслах, таким образом число ученых будет увеличено до 8, а в память Пушкина окажутся 4 кафедры для представителей изящной словесности. Придется проявить осторожную настойчивость».

Поскольку «осторожную настойчивость» проявил всё-таки  не кто-нибудь, а великий князь, Николай II с предложениями согласился.

3-3-26Интересно, что в  конце XIX -начале ХХ века существовал такой удивительный музыкальный жанр «кантата по случаю». Это сродни нынешним песням о России участников проекта «Голос», только композиторы были посолиднее. Чайковский, Глазунов, например. К юбилею Пушкина все дружно принялись сочинять всеразличные кантаты во славу юбиляра. Самая важная «кантата по случаю» была написана Александром Глазуновым на слова Председателя комиссии — К.Р. Для торжественного сочинения был объявлен конкурс, куда анонимно (как пишут) все желающие подали  40 поэтических произведений. Князь мучился, но одержал убедительную победу над врачом Львом Давидовичем Мандерштейном:0_1a91a3_70ddc5a6_orig

«Я нарочно не принимался за стихи, пока не появится объявление конкурса, и начал сочинять вчера. Боюсь, ничего не выйдет. Вечером, разувшись, ходил по темной столовой и выдавил из своего маловдохновенного мозга 12 строк. А так бы хотелось написать хорошие слова… ».

3-3-16Русский ивент-менеджмент набрал невиданные обороты. Сочинялись кантаты, строились павильоны и трибуны для хоров, планировались панихиды и литургии.

Вот как раз документ из московского архива, предписывающий возвести перед памятником Пушкину эстраду для учащихся и оркестров, исполняющих кантату Ипполитова-Иванова. Даже сейчас мы затрудняемся себе представить эстраду на 2000 человек. Тем не менее, вот и план подготовки площади к празднованию юбилея.3-3-22

Всё, как и сейчас: чиновные предписания, депутации, венки, панихиды, шествия и переименование улиц. Пушкин, конечно, догадывался, что «…душа в заветной лире» и «прах переживет и тленья убежит», но он даже и подумать не мог, что вызовет столько хлопот в различных министерствах и ведомствах. Наверное, его бы это весьма 3-3-15позабавило. С панихидами и литургиями, правда, возникали проблемы. Сложно было у юбиляра с религией. После литургии в Казанском Соборе К.Р записал в своём дневнике:

Владыко произнес Слово; может быть, его осудят, но, по-моему, он не мог говорить иначе: нельзя обелять того, что черно, оставаясь верным правде. Он указал на пререкаемость имени Пушкина, на резкую двойственность его натуры, его нехристианское и христианское. Последнее восторжествовало».

Торжественные речи, выставки, чтения и неприятные открытия, что на момент столетней годовщины наследие Пушкина разбросано по всему миру . Была в этом юбилее огромная польза. Российская Империя всерьёз вознамерилась вернуть себе Пушкина. Именно в ходе подготовки торжеств была высказана идея о создании «Пушкинского дома», куда могли бы быть собраны бесценные пушкинские документы. Без громко прокатившегося по Империи празднества, как знать, вспомнил бы кто о наследии юбиляра, уже в те времена утекавшего за границу и истлевающего в подвалах?

Да и вот ещё что: юбилей породил моду на Пушкина, но об этом наши следующие истории.