«Сказки Пушкина» Роберта Уилсона в Театре наций

Это не тот Пушкин, к которому мы все привыкли. Это — Пушкин Роберта Уилсона. Именно этим и интересна работа режиссёра в «Театре наций».

Как известно, Пушкин непереводим, или переводим условно… Попытка Тургенева перевести Пушкина Флоберу закончилась полным провалом. Флобер, выслушав Ивана Сергеевича, ответил: «Ваш Пушкин банален». Пушкина перевели (как-то, видимо, смогли) Уилсону, и тот понял что с этим смыслом и ритмом в формате XXIв. можно жить уверенно. Пушкин пластичен и уложится не только в русскую классическую традицию.

pushkinft05

«На протяжении всего ХХ века русский театр был натуралистическим, а я ненавижу психологический театр, — признается Роберт Уилсон. — Я считаю, что то, что происходит на сцене, по природе своей уже искусственно и не естественно. Я и работаю в этом ключе. То, что ваши актеры смогли так искусно переключиться на мою стилистику, очень здорово». (Телеканал «Культура»).

Уилсон, уже ставивший в «Большом» оперу «Мадам Баттерфляй», превращает Пушкинские сказки в сюрреалистическое современное действо с элементами японского театра.  И мимика, и движения, застывающие в определённый момент на сцене, очень напоминают японцев. Вместе с тем, музыка американского дуэта CocoRosie оставляет вас в современном привычном  пространстве и ритме. Японцы традиционно придавали большое значение движению, тогда как классический русский да европейский театры больше играли текст. Как знать, может поэтому и были вечные сложности с Пушкиным на сцене? — В «просто текст » он не помещался. Он требовал другого пространства.

pushkin34

Уилсон дал Пушкину новое пространство. Что касается элементов японского театра, посмотрите на фрагменты из спектаклей и маски. Вы тоже, даже по картинкам, можете обнаружить сходство.

 Чудо современного театра и его рассвет объясняются, наверное тем, что он обретает совершенно новые формы, в том числе, и за счёт смешения разных культурных традиций. Современный театр — это тоже глобальная деревня. Русский театр принял это и Пушкин — вместе с ним. Его тексты можно петь, можно читать и нараспев, и рэпом, и классически. Пушкина свободно можно помещать в разное пространство, и он это выдерживает. Лишь бы это было сделано талантливо, а ещё лучше — гениально. Единственное, чего он не выдержит, это банальность, и почти весь XIXв., обвинявший поэта в несценичности, тому доказательство. Пушкин снова на русской сцене, и это не может не радовать. Но к такому зрелищу нужно быть готовым. Что касается детей, думаем, детей до 12 водить не стоит.

Спектакль необыкновенно красивый, подготовьтесь морально и сходите). Да пребудет с нами Пушкин на русской сцене.